Наш магазин находится по адресу: Сыктывкар, ул.Первомайская, 72 (цокольный этаж) "Дома Быта"). Режим работы: с 11 до 18 час., в субботу и воскресенье - с 11 до 17 час. тел.+7-904-270-22-43 (55-22-43)

Может тоже переехать?


По сообщению "Российской Газеты" малый бизнес переезжает из России за границу.
Черногория, Болгария, Гоа, Камерун, Гонконг, Бали, Арабские Эмираты. В эти и десятки других стран по всему миру "перебирается" малый бизнес, прекращая свою деятельность в России.

"В последние полтора года процесс набирает обороты, становится тенденцией", - говорит вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. Сейчас институт собирает на эту тему статистику.

Речь идет не о диверсификации активов, заработанных в России в течение 5-10-20 лет, не о регистрации компаний в офшорах. А именно о выводе денег за рубеж, регистрации собственных или покупке готовых компаний. Это при том, что в Европе, к примеру, конкуренция крайне высока, ниши давно "разобраны", а рентабельность небольших компаний не превышает 3-7 процентов. Для сравнения: в России малые бизнесмены рассчитывают на десятки и сотни процентов рентабельности. "Зато там безопаснее, чётче, понятнее", - говорит Юрий Фурсов из Челябинска, теперь владелец небольшого бизнеса в Арабских Эмиратах.

В Челябинской области Фурсов больше 10 лет занимался пассажирскими перевозками. "На моём предприятии были трудоустроены 200 водителей, 30 человек инженерно-технического персонала: механики, диспетчеры, техники по охране труда, врачи. Хорошие зарплаты, возможности. Был парк современных маршрутных такси. Оплачивал муниципальную аренду, в полном объеме платил налоги. Но... попал под передел рынка. Дело пришлось закрыть, газели продать, работников распустить", - рассказывает Фурсов. Продолжить бизнес помог совет коллег, которые уехали в Гонконг, где открыли и сегодня развивают успешную компанию по производству оборудования.

Фурсов по их примеру тоже подстраховался и зарегистрировал фирму в Арабских Эмиратах. Сейчас поставляет в местные рестораны древесный уголь из Белоруссии. И хвалит местный деловой климат. В отличие от российского законодательства здесь нет норм законов, которые можно двояко и трояко толковать, нет требований соблюдать порядка 120 различных ведомственных актов и приказов. "И чиновники не вставляют палки в колеса, а рассматривают предпринимателей через призму государственных интересов, а не личной заинтересованности", - поясняет бизнесмен. По его словам, при ввозе самой первой партии товара в Дубае случилась заминка с присвоением таможенных кодов. "Но чиновники встали на мою сторону, оформили груз, чтобы не нес убытки, потом уже решили вопрос, извинились", - с энтузиазмом продолжает Фурсов. Краснодарский предприниматель Дмитрий Колосов из отечественного производителя оборудования превратился в бизнесмена из Камеруна: поставляет какао бобы в Китай. "В России, - рассказывает он, - я прошел через многие виды бизнесов. Держал магазин, потом кафе, возил из Китая оборудование для производства мягкого мороженного. Везде препоны, поборы. Нашли популярную нишу - японскую еду, вышли на дешевых поставщиков водорослей, на самый интересный продукт - копченого угря. Но когда сравнили таможенную официальную статистику с реальной ситуацией, то отказались. Очень ненадежный рынок. По официальным данным ФТС, получается, что легальный ввоз угря в Россию составляет всего 1-2 процента от потребления".

Исход успешных предпринимателей и самозанятых россиян в зарубежные страны только усилится, прогнозирует первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "ОПОРА России" Владислав Корочкин. Особенно популярны территории с теплым климатом: Южная Европа, Индонезия, Таиланд, Вьетнам. С одной стороны, этому способствует объективная смена технологического уклада - глобализация, Интернет. Но в значительной степени - российские "субъективные" реалии. Например, вытеснение крупными сетями малых торговых предприятий, которые до сих пор занимали львиную долю рынка. "Большинство бизнесменов, которые с 1990-х, 2000-х годов имеют по одному-два магазинчика, не выдерживают конкуренции, а искать новые ниши и открывать новые бизнесы в России им уже не под силу из-за административного, контрольно-надзорного, налогового давления. Поэтому люди вместе с семьями будут стремиться туда, где смогут наиболее полно, комфортно, по сходным траекториям использовать свой бизнес-опыт и навыки", - говорит Корочкин. По его словам, русские сегодня массово приобретают в развивающихся, как правило, азиатских странах, мини-отели, ресторанчики, дома с несколькими квартирами или магазины, туристические компании, школы, парикмахерские, медицинские клиники, врачебные кабинеты, фитнес- залы, серф- и дайвинг клубы, выкупают землю, гостиницы. И Бог бы с ними, скажете вы. Но, по мнению Корочкина, который, кстати, сам предприниматель, риски в этой тенденции - огромные.

"Отток финансов - не главное: в малом бизнесе нет сверхприбылей", - подчеркивает он. Важнее всего человеческий капитал, устойчивость социальной системы потребления, внутреннего спроса, которые в каждом государстве гарантирует средний класс. А это в массе своей владельцы, сотрудники небольших и средних частных компаний, напоминает Корочкин. "С чем потребитель останется, если все уедут", - спрашивает Корочкин.

По его словам, процесс исхода бизнесменов уже не остановить, но замедлить можно, создавая в стране дружелюбную бизнес-среду без нынешней нервотрепки и постоянного напряжения. Настала пора менять идеологию налоговой базы, которая создана в мире еще в 50-х годах прошлого века и была акцентирована на бизнес. Сейчас центр тяжести с бизнеса нужно переносить на уплату подоходных и имущественных налогов, считает Корочкин. "Чем больше потребляешь, тем больше платишь налогов. Чем больше производишь, тем больше получаешь налоговых вычетов", - говорит он. Европа, США уже давно идут по этому пути. В России перспективы дифференциации налогового бремени - на самых богатых, богатых, средних и бедных - размыты. На днях, рассказывает Корочкин, в Финляндию уехал еще один бизнесмен из Ленинградской области. Свою производственную фирму в России он закрыл. "Налоги у финнов выше, чем в России, но система налоговых вычетов и послаблений так отлажена, что бизнесу там выгоднее", - говорит Корочкин. А в Гонконге налог на прибыль - от 13 до 17 процентов и платится один раз по итогам финансового года. "Фирма отработала год, подала документы государственным аудиторам, которые начисли налог. Всё!", - удивляется простоте чужой налоговой системы Юрий Фурсов. В Росию возвращаться со своим бизнесом он не собирается...

Тем временем

Российский союз промышленников и предпринимателей провел очередной опрос бизнеса. Сводный индекс деловой среды по-прежнему находится в негативной зоне: его значение составило 45,2 пункта.

Была отрицательной динамика Индекса инвестиционной и социальной активности, он упал на 7,9 пункта.

Выяснилось, что всего 45,5 процента респондентов указали, что их компании осуществляли инвестиционные проекты за прошедший месяц. Число таких предприятий снизилось на 16,5 процента по сравнению с августом. На 12 процентов сократилось число компаний, которые проводили наём сотрудников.

РГ от 15.10.2013

От себя добавлю. Одна знакомая вместе со своей секцией по йоге этим летом ездила в Индию. Спрашиваю об отеле, как это обычно все интересуются, ожидая услышать количество звёзд. Количество это она не знает, но владельцем предоставленного им жилья являлся недавно переехавший в Индию хороший знакомый тренера их группы. Вот. Похоже, что процесс, описанный в статье, действительно объективно происходит.

И вот в тему: как утекают, как там устраиваются и как потом возвращаются.

2013-10-15 11:46:43

© «Магазин самогонных аппаратов» - Печень одна. Доверяй только себе!